Дочерняя любовь.

14938147_10207198761119414_6773663927254343661_nМне страшно повезло в жизни. Все мои пятеро детей любят меня безоговорочной, абсолютной, огромной любовью. Я для них авторитет и пример для подражания и лучший друг. Еще три дня назад, я бы не стала писать этого публично, посчитала бы хвастовством. Но… Однозначно ли это хорошо, когда девочка ( довольно я писала о воспитании мальчиков, пришло время и девочкам внимание уделить) так высоко ценит свою мать? Мамы наверно скажут: “Что же здесь может быть плохого? Любовь к матери, это всегда прекрасно”. А те, кто знаком с системой “Осознанного Манипулирования” серьезно задумаются. И правильно сделают.

Родитель своего пола для ребенка от 3 до 7 лет является ролевой моделью, примером для подражания. Именно от мамы девочка учится быть женщиной, а на папе проводит практические занятия. А мальчик учится мужскому поведению от папы, а его первым объектом является мама.

Если у мамы с дочкой теплые, доверительные отношения, если девочка растет в уверенности, что ее любят абсолютной и безоценочной любовью, если она уверена в готовности мамы помочь и поддержать в любом случае, если мама помогает ей анализировать окружающий мир и понимать его, девочка вырастет счастливой, уверенной в себе женщиной, доверяющей миру, умеющей выстраивать близкие отношения, а в нужных случаях держать дистанцию.

Если тепла не хватает, отношения строятся по модели “босс и подчиненный”, к ребенку предъявляются завышенные требования, если девочка постоянно живет под гнетом оценки “плохо”, “хорошо”, “правильно”, “не правильно”, она вырастает человеком, которого мы, РекЛайферы зовем Идеальным. Она всегда будет зависеть от оценки. От собственной внутренней,  от оценки окружающих, от того “как ко мне относится Бог”. Все ее жизнь будет подчинена некой “планке”, неизвестно кем и для чего поставленной. Пройдут годы, и она уже не вспомнит сама, и с трудом поверит Мастеру РекЛайфинга, что к какой бы “планке”, оценке она не стремилась, она всегда ждет похвалы от мамы. Такой женщине будет очень трудно выстраивать близкие отношения. Она будет выглядеть холодной и отстраненной снаружи, но при этом будет крайне, до полной бескожести, чувствительной внутри. В зависимости от уровня эмоционального переживания детского сюжета, она станет либо крайней перфекционисткой, либо тем, что мы с вами называем “пофигистка” Что общего в двух этих определениях? “Планка”! В первом случае “разбейся но сделай идеально!”, а во втором “нечего даже пытаться, я все равно не сделаю достаточно хорошо”.

Ну, а что же случается, если девочка обожает свою маму, возносит ее на пьедестал абсолютной безгрешности?  Вы уже догадались? “Планка” поднимается до небес. Ведь девочка, в раннем детстве сознательно, позже подсознательно, хочет быть похожей на маму. А мама “такая, что ах…”. Значит  опять включатся тот же механизм. Либо “разбейся, но сделай идеально”, потому что мама ведь может, значит это возможно. Быть похожей на маму, быть достойной ее любви (!) можно только будучи абсолютно идеальной. Либо “нечего стараться, я все равно не сделаю достаточно хорошо”, я никогда не смогу дотянуться до ее уровня.

На написание этой статьи меня толкнули наблюдения за моей шестилетней дочкой. Она учится дома. Никакого стресса, никакого давления, все легко и в индивидуальном режиме. Я давно и осознанно практикую правила безоценочного общения, и абсолютно свободна от болезненных материнских комплексов по поводу “качества” моих детей. Мне совершенно не важно, насколько они гениальны, и как_все_вокруг_будут_от_них_в_восторге.  Так как я работаю дома, и дети находятся при мне, у них достаточно внимания,  ласки и тепла. Кажется, что девочка предохранена от всех проблем, связанных с формированием Идеального? Но откуда же тогда эта высокая тревожность, связанная с учебой? Она только недавно начала читать. То есть, прочесть слово она уже в 4 года умела, а вот перед текстами испытывала такую панику, что начинала забывать буквы. Если задать ей любой, простейший вопрос, она предпочтет ответить “не знаю”, или дождаться, когда на него ответит активный и уверенный в себе брат. Откуда это в девочке, напитанной любовью и принятием с рождения? Это следствие “обожания” мамы. “Чтобы быть достойной любви ТАКОЙ мамы, я должна быть идеальной, а я не могу, значит не стоит и пытаться”.

Когда я поняла это, я забрала девочку в комнату, посадила на колени, лицом к себе (это у нас поза для серьезных разговоров) и сказала: “Я знаю, что ты меня очень любишь, и считаешь, что у меня нет совсем никаких недостатков. Это так?”. Рейзел  очень удивилась. У нее округлились глаза. Она никак не могла понять, как такое можно говорить о ее МАМЕ. Конечно, совершенно ясно, что у нее нет и не может быть никаких недостатков! “Но посмотри, я не аккуратно кладу свои вещи. Когда нервничаю, повышаю голос. Не мою фрукты перед едой. И часто ухожу по вечерам. Тебя ведь это расстраивает?” Рейзел было очень трудно признаться, что мамины “недостатки” она замечает, и некоторые из них ее расстраивают. “Но ведь ты не начинаешь меньше любить меня за это? Я не становлюсь хуже, когда сижу в неубранной комнате, с немытым яблоком в руках, ругаюсь и собираюсь уйти, не уложив тебя спать?”. “Конечно нет, мамочка. Я расстраиваюсь, когда ты сердишься, и скучаю, когда ты уходишь, но ты все равно самая присамая лучшая мама на свете!”. “Конечно! И когда у тебя не получается пример, когда ты забываешь помыть свою тарелку, или путаешь буквы D и B, это никак не влияет на то, какая ты. Поступки могут быть любыми, но человек всегда остается собой. Например ты, вне зависимости от того, как ты читаешь, как пишешь, как убираешь свою комнату, как ведешь себя с братиком, всегда остаешься любимой, замечательной, очень родной девочкой, хорошим другом, любящей сестренкой, умницей и талантливой девочкой.”.

Мне много, чего еще хотелось рассказать ей. Но ей только 6 лет. Долгие нотации, даже позитивные ей не по силам.

Прошло 24 часа. Утром малышка, как всегда, проснулась первой, чтобы оторвать кусок времени, когда весь дом спит, и бодрствуем только мы  вдвоем. В этот час я только ее мама.

“Мама, помнишь, ты сказала, что то, что я плохо веду себя, не делает меня плохой?” (ну что ж, вольная интерпретация моих слов не далека от сути), “Я сказала это Лёве (брат, 8 лет), а он рассказал Саре (сестра 15 лет). Мама, это важно! Можно я расскажу об этом всем всем моим друзьям, ведь они не знают! Они думают, что становятся плохими, когда балуются!”

Правда Любви пошла по миру.

One thought to “Дочерняя любовь.”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *