Сказка про сладкого Зайца @Ирина Кованева (студентка Международной Школы РекЛайфинга)

Вот вы говорите:
– Не может быть!
– Не может быть!
и мы подтверждаем, не может!
А все-таки было.

Из известного фильма

schocolat-rebit-500x500На полке кондитерского отдела магазина стоит шоколадный Заяц. Он очень нарядный, и потому сразу привлекает внимание. Его шоколадное тельце завернуто в золотую фольгу, вокруг головы повязана красная ленточка с бубенчиком. Когда развернешь фольгу, то видно, что на самом шоколаде так же, как и на упаковке тщательно прорисованы зайкины мордочка с глазками, хвостик и лапки. Шоколад же, из которого сделан заяц, такой вкусный, что не устоять и не удержаться еще от одного кусочка, а затем еще от одного…

Однако, стоя на полке, Заяц с грустью наблюдает за проходящими мимо покупателями. “Купят – не купят, съедят – не съедят”, – только и остается ему, что гадать. Все, что он теперь может – это молча взирать на происходящее, безвольно ожидая своей участи. Он больше не может ни действовать, ни выбирать, как прожить свою жизнь. Он полностью зависит от обстоятельств. Небесный Суд постановил, что в этой жизни он будет сладким шоколадным зайцем.

——————————————————————-

А вот когда-то… Ах, что это был за Заяц! Ушастый, длинноногий, с озорными раскосыми глазами и улыбкой во весь рот.

Он прекрасно играл на баяне. А какой чудесный был у него голос! Когда он пел, его звучный густой баритон растекался по лесу, и со всей округи сбегались звери послушать, забыться в море звуков, отдохнуть. Заяц был, безусловно, талантлив, и жизнь прожил бурную, веселую, насыщенную событиями.

Молодость пролетела, пришла зрелость. С годами Заяц почему-то начал ощущать сильный недостаток радости. Ведь были в его, как и во всякой заячьей жизни, трудности и огорчения, накопились  горе, тоска, обиды на жизнь и на зверей. Эти неприятные чувства всегда хотелось подсластить.  Особенно любил он полакомиться сладкими шоколадными зайцами в золотистой обертке, которые продавались в лесном магазине. Однако, чем старше он становился, тем сильнее было ощущение, что в жизни не осталось ничего сладкого, приятного. И с каждым разом ему нужно было всё больше и больше зайцев, чтобы заглушить тоску. Так развилась у Зайца сладкая болезнь. Избыточный сахар в крови не позволял ему больше есть шоколадных зайцев, любимое лакомство стало недоступным. Загрустил Заяц, совсем махнул на все рукой, не хотел ни поддерживать себя, ни заниматься своим здоровьем. Он заперся дома и только и делал, что ныл, стонал и жаловался всем не свою горько-сладкую судьбу. Даже лекарства отказывался принимать, считал, что все это бесполезно. Не разносились больше по лесу звуки баяна, не радовал больше Заяц своим пением лесной народ. Грустно стало в лесу без его звучного голоса.

Шло время, Заяц не лечился и умер. А мог бы жить еще и жить. Похоронили его на лесном кладбище, засыпали землей и холмик сверху сделали аккуратненький. По периметру холмик обложили камнями, воткунли в землю жестяную табличку с надписью, погрустили да и разошлись. Каждый занялся своим делом. А Зайца больше нет… Нет его нигде в этом замечательном мире. Всё есть, а его такого чудесного, талантливого больше нет. Тело его осталось лежать под холмиком в лесу, а душа поднялась на Небеса, смотрит оттуда на Землю, наблюдает.

Закончился этот день, настал новый. А на утро сенсационная новость разбудила обитателей леса. “Найдено лекарство от сладкой болезни”, – гремело из всех лесных репродукторов. “Найдено лекарство, навсегда покончившее со сладкой болезнью и ее последствиями, организм восстанавливается полностью”, – передавали друг другу лесные обитатели. Ах, забыл Заяц, в какое чудесное время мы живем, как быстрo движется вперед наука, и появляются все новые и новые открытия и достижения, одно другого диковиннее. Ведь клонировали же не так давно его знакомую овечку Долли, сделали ей новое тело. А пересадка сердца и других органов вообще больше никого не удивляет. Если так пойдет, то скоро и сознание начнут пересаживать. Но обо всем этом Заяц мог размышлять, глядя на Землю с Небес, изменить что-либо было уже невозможно. “Пропала жизнь,- вдруг застонала Душа словами чеховского героя. – Я талантлив, умен, смел. Если бы я жил иначе, из меня мог бы выйти Шопенгауэр”. Да кто только еще! А сколько еще хороших дел мог бы он переделать, скольких зверей порадовать!

Заяц открыл глаза. Голова болела, на лбу выступил холодный пот. “Что это было?”- подумал он и сел на кровати. Заяц огляделся по сторонам и ощупал себя. Он по-прежнему у себя дома, вокруг все так же, как прежде. В углу горит ночник, освещая комнату мягким рассеянным светом. Мебель стоит на своих местах, на полу – сброшенное одеяло, на столике возле кровати – стопка любимых книг. От всего веет жизнью и теплом. Вот он – Заяц, его дом, кровать, его лапы, хвост, уши, его замечательный голос… “Похоже, это был дурной сон”, – вздохнул он с облегчением. Он здесь. Он живой. А раз так, то, значит, всё еще можно поправить.

Улыбнувшись, Заяц потянулся и встал с кровати, а как только рассвело, подхватил баян и побежал радовать своим пением лесной народ. Снова покатился по лесу его густой баритон. Снова со всей округи спешили звери и птицы, чтобы послушать. Уже день клонился к закату, а Заяц все играл и пел, и пронзительно-щемящие звуки разносились по лесу, радуя и волнуя слушателей.  Немало есть на свете артистов. Талантливые, яркие – они выступают на лучших сценах, поют на праздниках, свадьбах и юбилеях. Хорошо поют. Но так, как играл и пел в тот день Заяц, не играл и не пел никто.

Знакомые мелодии приобретали какой–то особенный завораживающий колорит.

В этот день послушав Зайца, Еж и Ежиха, которые как раз собирались отмечать годовщину свадьбы, пригласили его спеть на их торжестве. Не за горами был юбилей у Енота. Кому же как ни Зайцу доверить его провести? А следом и Утка с Селезнем собирались пожениться. Так оно и пошло. Теперь Заяц был нарасхват. От заказов и предложений просто не было отбоя. Он пел, выступал, даря радость и сладость своим слушателям. И чем больше он их дарил, тем быстрее излишняя сладость покидала его тело, и тем лучше он себя чувствовал. Заяц стал много зарабатывать. Жизнь по-тихоньку налаживалась.

С тех пор прошло совсем немного времени, и радостная новость о том, что лекарство от сладкой болезни найдено, распространилась по миру. Это чудо-лекарство не только навсегда полностью излечило сладкую болезнь, но и устранило все возможные осложнения, с нею связанные. Вскоре оно поступило в лесные аптеки и было доступно всем, кто в нем нуждался. Никогда не надо отчаиваться. Ни раньше времени, ни вообще.

Эпилог

А как же тот шоколадный Заяц, который печально и безвольно ожидает своей участи на прилавке магазина? Ах, да это вовсе не наш, а какой-то другой Заяц…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *